Верховный суд поспешил

В этом месяце вступил в силу 179-й федеральный закон, среди прочего вводящий в статьи 280 и 282 УК РФ, по которым наказывают за распространение информации экстремистской направленности и призывы к экстремистской деятельности, еще один способ совершения таких преступлений – использование информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе интернета. Ранее эти статьи УК предусматривали наказания только за экстремистские действия, совершенные публично или с использованием средств массовой информации. 

Лексический анализ 280-й и 282-й статей показывает, что факт распространения по тем или иным информационным каналам является составообразующим обстоятельством, то есть именно при его доказанности можно констатировать наличие подобного состава преступления в действиях виновного. Значит, те, кто пишет «неправильные» посты в интернете, подпадают под действие Уголовного кодекса с 1 июля 2014 года, когда 179-й ФЗ вступил в силу. 

Но блогеров уже давно сажают. Первый подобный приговор был вынесен Савве Терентьеву, который в одном из постов живого журнала критично отозвался о работниках полиции. Суд по его делу сделал спорный вывод дважды – сначала признав милиционеров социальной группой, которая попадает под защиту статьи 282 УК РФ, а затем так же расширительно посмотрев на перечисленные в законе способы распространения информации. Потом былИрек Муртазин, бывший пресс-секретарь президента Татарстана Минтимера Шаймиева и многие другие интернет-авторы. 

Безусловно, на столь вольную трактовку уголовного закона должна была отреагировать высшая судебная инстанция. И отреагировала. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» в 4-м пункте мы видим такое толкование: «Под публичными призывами (ст. 280 УК РФ) следует понимать выраженные в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая интернет) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности».

Высшая судебная инстанция на то и высшая, чтобы толковать волю законодателя. Но в данном конкретном случае Верховный суд его опередил, поскольку изменения, касающиеся интернета, в 280-ю и 282-ю статьи законодатель внес существенно позже. Фактически ВС сделал преступным деяние, которое закон таковым не рассматривал, а потому появляется возможность ставить вопрос об обоснованности привлечения к уголовной ответственности и осуждения по двум этим статьям УК тех лиц, в отношении которых это было сделано до 11 июля 2014 года, когда 179-й закон вступил в силу. Это так, поскольку уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, согласно ч. 1 ст. 10 УК, обратной силы не имеет. 
Источник:  http://blog.pravo.ru/blog/29947.html


(495) 225-44-52бесплатная консультация